16.01.2008 13:33

Генеральный компромисс

Генеральный компромиссГенеральный компромиссУкраине быть генеральным прокурором - это своего рода счастье (или несчастье - кому как повезет). Профессия эта по определению "романтичная" - преступления раскрывать, но работа на должности сопряжена с рядом нетрадиционных политических рисков, вроде многоэтапных увольнений. Святослав Пискун в свое время уже стал легендой. Теперь на очереди Александр Медведько?

История болезни

Впервые Александр Медведько был назначен на высокую должность в ноябре 2005 года, как компромиссная замена уже тогда одиозному Святославу Пискуну. "Свежий кадр" было трудно назвать таким уж и "свежим" - в Генпрокуратуре Медведько трудился с декабря 2004 года замом Пискуна, который как раз в это время вернулся в свой кабинет на волне уважения к "жертвам кучмовского произвола". Как и следовало ожидать, долго на должности Святослав Михайлович не задержался. Уже новый президент поступил вполне предсказуемо, и уволил его. Неугомонный Пискун в очередной раз обратился за защитой к суду, а свеженазначенный глава следственного ведомства должен был стать успешной "новой метлой".

Кандидатура оказалась воистину компромиссной. С одной стороны, сторонником назначения Медведько публично выступал Петр Порошенко, который в тот момент, хоть уже и находился в общей с "отставленной" Юлией Тимошенко опале, но продолжал сохранять заметное влияние на фракцию. С другой - когда-то зампрокурора Луганской области, Александр Иванович не вызывал слишком уж резкого отторжения у оппозиционеров из ПР. И только представители БЮТ категорически (с угрозами изгонять из фракции) отказались голосовать "ходячий компромисс". Свое решение "бютовцы" мотивировали тем, что старая закалка, "околодонецкое" происхождение и работа под началом Пискуна "помогут" Медведько усугубить стагнацию Генпрокуратуры.

Время показало, что сторонники Юлии Тимошенко оказались правы: Генеральная прокуратура продуцировала минимум громких решений, сам Медведько согласился на кадровые изменения, которым ушедшие в оппозицию "бютовцы" и "нашеукраинцы" инкриминировали все то же "донецкое происхождение", а компромиссность генпрокурора все увеличивалась. После неожиданного решения Александра Мороза памятным летом 2006 года, Медведько "завис" между назначившим его президентом и новой, уже "антикризисной" коалицией, которая ему по-своему симпатизировала.

По понятным причинам, симпатии к своему ставленнику со стороны идеологических противников перестали вдохновлять президента приблизительно тогда, когда мечта о новом парламенте начала превращаться в навязчивую идею о проведении досрочных выборов. Медведько, как ни крути, не проявлял достаточную благонадежность для того, чтобы его можно было с успехом использовать в грядущей кампании. Кроме того, по интересному совпадению, 20 апреля 2007 группа депутатов из фракции ПР обратились в Генпрокуратуру с просьбой внимательно проанализировать возможную криминальность деятельности главы Секретариата Виктора Балоги и его родни.

То, что над Александром Ивановичем сгустились тучи, было очевидно, но то, что Виктор Андреевич снова решил разыграть карту Святослава Михайловича - удивило многих.

Третье пришествие Святослава Пискуна, который тогда уже даже успел отозвать иск о восстановлении в должности из Верховного суда, должно было выполнить заранее определенную функцию: обеспечить поддержку указу президента. И благодарный Пискун, когда-то антагонист Ющенко и один из главных ньюсмейкеров Партии регионов, выполнил свою задачу полностью. Выполнению задач не помешало даже противодействие нежелающих идти на выборы политических сил и успевший войти в историю украинской демократии бой за здание Генпрокуратуры между силовиками во главе с главой МВД Василием Цушко и нардепами.

Трудно сказать, предполагал ли Святослав Пискун, что ему удастся посидеть в знакомом кресле подольше, но уже то, что 4 мая 2007 года он назначил Медведько своим замом, доказывает тот факт, что "компромиссную фигуру" было рано списывать со счетов. Так и получилось. После длительных волнений вокруг участия/неучастия в выборах Партии регионов и после консультаций между президентом и премьером 31 мая Александр Медведько вернулся на отнятый в пользу Пискуна пост.

Судьба компромисса

Тезис: "Медведько - прокурор, который устраивает всех" - был спорным с самого начала. Но хватало того, что он устраивал ключевых игроков. Тут уже не настолько важен процент раскрываемости резонансных дел или кадровые изменения внутри практически автономного ведомства. Но после выборов 2007 стало понятно, что расклады изменились, и появилось достаточное количество людей, которые собрались "что-то решать" с ГПУ и ее руководителем.

Самый громким сторонником отставки Медведько сезона осень-зима стал тогда Юрий Луценко. Сработаться с "противником" Юрию Витальевичу не удалось еще во времена его пребывания на посту министра внутренних дел. В ноябре 2006 года политики прочили "увольнение" обоих участников публичной ссоры из-за дела об убийстве полковника милиции Романа Ерохина. Менее чем через месяц, Луценко был отправлен в отставку, а генпрокурору удалось сохранить свою должность.

Что бы ни было виной: старые счеты или политическая целесообразность - но одним из условий, при выполнении которых Юрий Луценко соглашался вернуться в МВД, была обязательная отставка главы ГПУ. Кампания, начатая практически сразу после выборов, набрала обороты в декабре 2007 года. По инициативе пока еще нардепа Луценко более 180 народных избранников подписали представление о выражении недоверия генеральному прокурору, которое, будучи рассмотренным Верховной радой, может послужить основанием для отставки. На активное вмешательство президента, судя по всему, депутаты не слишком рассчитывают.

А с президентским словом в сложившейся странной ситуации, когда более трети парламента (причем, речь идет о преимущественно представителях правящей коалиции) все подозрительно не просто. Тут уже глава государства демонстрирует тягу к компромиссу, только речь идет уже не только и столько о самом Александре Медведько, сколько о процедуре его увольнения. Юлия Тимошенко 12 января сообщила, что она обратилась к президенту с просьбой сменить генпрокурора. К президенту - потому что это в его полномочиях. Виктор Ющенко затягивать с ответом не стал, и уже на следующий день поделился с общественностью своими несколько неожиданными соображениями по поводу методики решения кадрового вопроса: "Представление на назначение генерального прокурора делает президент, а вопрос его отставки решает украинский парламент". Подобное публичное "умывание рук" может быть проявлением осторожности: Пискуна сколько ни увольняли президентскими указами, а каждый раз оказывалось - незаконно. Но, с другой стороны, становится похоже, что вокруг должности генпрокурора развернулся этап "компромиссности".

Компромиссы тут могут быть нескольких видов. Первый и самый логичный вариант в ситуации, когда все "новоправящие", начиная с премьера, говорят о том, что при новой власти и силовики должны быть новыми, - это отсутствие твердых договоренностей по поводу возможной "смены". Сейчас активно муссируются имена бывшего прокурора Крыма Виктора Шемчука и нынешнего заместителя Медведько Николая Голомши. Обе кандидатуры - креатуры правящего лагеря, и маловероятно, что назначение любого из этих претендентов вызвало бы восторг у оппозиции. И, несмотря на то, что решение все равно за успешными коалициантами, следует отметить, что президент все же испытывает тягу к консенсусам.

То, что возможные кандидаты на высокий пост - совсем не "консенсусные", косвенно подтверждают слова "нунсовца" Владимира Стретовича. Кроме заверений, что Медведько будет оставаться на своем посту еще два-три месяца, народный депутат сообщил, что вопрос о назначении Голомши даже не рассматривался, а что касается Шемчука, то: "Я не думаю, что президента не устроила кандидатура Виктора Шемчука. Скорее она не устроила тех, кто помогает главе государства". Вот и остается пока Александр Иванович "временным компромиссом"...

Но, кроме этого, Медведько рискует задержаться в роли "компромисса постоянного". И хоть президент нигде не подтверждал то, что ротация генпрокурора может и не произойти, слухи об этом становятся все настойчивее. С одной стороны, в подобных ситуациях традиционно вспоминают "руку Балоги": главе президентского Секретариата традиционно приписывают работу против расширения влияния Юлии Тимошенко. Соответственно, "сдерживающий фактор" в виде давнего противника Юрия Луценко существенно уменьшил бы степень воздействия Кабмина на правоохранительно-расследовательную сферу. Тем более что премьер хочет инициировать подчинение Генпрокуратуры Министерству юстиции, а нынешний генпрокурор (да и не только он) категорически против этого.

С другой стороны, представители нынешней оппозиции до сих пор припоминают президенту "неуважительное" отношение к идее создания "широкой" коалиции. Оставить угодного ПР генерального прокурора было бы логичным в рамках политики президента и его Секретариата решением.

Ситуация складывается так, что шансы задержаться в своем кресле у Александра Медведько есть, и немаленькие. Но и при этом он рискует сыграть по худшему "компромиссному" сценарию, когда его отставка становится предметом консенсусной договоренности между президентом и подчеркнуто принципиальными депутатами и Юрием Луценко. В таком случае президент теряет минимум - ведь кто станет следующим главой ГПУ, все же во многом зависит от него, Партия регионов теряет побольше - не факт, что следующий генпрокурор окажется таким же "расслабленно бездеятельным", как и этот, коалицианты же остаются в выигрыше...

Хуже всего придется самому Медведько, но пока он проявляет удивительный в его ситуации оптимизм: традиционно тянет с кадровыми назначениями, традиционно рассказывает о спокойных рабочих отношениях со всеми заинтересованными сторонами и традиционно пытается быть живым компромиссом украинской политики.

В Брянске 18 октября завоют сирены гражданской обороны Брянские таможенники столкнулись с перевозкой боеприпасов Каким было озеро Кисегач в «лирические» годы Как не отравиться в праздники? При пожаре в Клинцах сгорели дом, баня и сарай

Лента новостей