21.03.2021 22:52

Игорь Липсиц: «Боюсь, чтобы из России не начали землю вывозить»

Игорь Липсиц: «Боюсь, чтобы из России не начали землю вывозить»

- Игорь Владимирович, какое первое экономическое решение должно быть, которое позволит развязать узел кризиса в России? Есть ли такое решение?

- Увы, приходится признать, что проблемы экономики в России лежат прежде всего в политической плоскости. Для начала надо признать, что экономика нашей страны в состоянии кризиса. Потому что если слушать, что говорит президент, то все чудесно, мы хорошо прошли кризис. Хотя нам просто некуда было падать, мы и так лежали на дне – уже 10 лет средний темп роста ВВП - 1%. Поэтому масштабы поражения экономики оказались меньше, чем в других странах.

Если же предположить, что будет когда-то реальная политическая воля поднимать экономику, тогда начнется обсуждение простое: что нужно добавить в экономику, чтобы она начала развиваться?

Экономика же страны состоит из ряда элементов, которыми можно по-разному управлять. Это производственные сооружения (здания, станки), природные ресурсы (земля, леса и т.д.), это люди, это частный бизнес и государственные организации.

Давайте тогда смотреть, что у нас в каком состоянии. Природу мы используем вовсю, вывозим со страшной силой. Я боюсь более всего, что из России начнут землю вывозить, почвенный слой. Такие проекты были. Но пока землю в России все же используют для сельского хозяйства.

- А куда можно из России вывозить землю? В Сахару?

- На самом деле найдется, куда вывозить. Кстати, на одной большой стройке под Москвой так и поступили - сняли весь почвенный слой, погрузили в мешки и потом продавали в магазинах для садоводов. Я когда на той стройке оказался, ахнул – ровное глиняное поле и никаких отвалов земли для последующей рекультивации! Так что в принципе желающих купить чудесный российский чернозем могло бы быть много.

Идем дальше. Промышленные предприятия можно было бы построить более современные, чем те, что есть. Это нужно. Но это дорого, долго, сложно. Государства в экономике у нас и так много. И денег у государства предостаточно. Укреплять это направление уже некуда.

Остается только население и частный бизнес. Именно этот ресурс и можно использовать для быстрого выхода из кризиса.

Можно вспомнить 90-е годы, как тогда страна выживала. Разве были какие-то инвестиции, разве страна массово строила большие предприятия? Ничего же этого не было. Старые предприятия фактически рассыпались. Они не были никому нужны, потому что делали зачастую барахло: некрасивую одежду, тоскливую обувь, неподъемные портативные магнитофоны. И когда рынок открыли для иностранных товаров, то выяснилось, что продукция отечественных предприятий не нужна даже российскому народу, который сам же ее и произвел.

Что тогда было сделано? Людям дали свободу. В результате масса людей, которая никогда никаким бизнесом не занималась, взяла сумки и поехала в Китай. Привезли товары, стали ими торговать на базарах. Накопили денег – стали магазинчики открывать. Тот же известный нынче предприниматель Чичваркин (создавший «Евросеть») с этого начинал.

Я учу бизнесменов 30 лет. Знаю немало примеров, когда в бизнес пришли из науки. Как-то вел занятия в компании, где из 14 руководителей 13 оказались выпускниками МАИ. Авиаинженеры по образованию в период, когда работы по специальности для них не было, пошли торговать автомобилями, а в результате создали успешную компанию.

Я думаю, единственный шанс России сейчас – опять включить в процесс население. Подросло молодое поколение, которое более-менее понимает жизнь в условиях рыночной экономики. Вот это и есть практически единственный ресурс для быстрого изменения ситуации в России. Я это так вижу.

Так что если говорить о первом решении, которое надо сделать, то я бы не стал ждать изменения законов. Тем более что необходимые законы у нас есть. Еще в 90-х годах мы скопировали большую часть законодательства США и в общем, его внедрили. Законы в России часто по букве неплохие. Только эти законы не исполняются. Поэтому вопрос не в том, что надо защитить собственность законами. Дело, скорее, как говорят юристы, в правоприменении. И это быстро не поменяешь.

Если чиновники скажут, что государство потеряет на налогах, а крупные компании все замаскируются под малые, то я отвечу, что это ерунда. При той тотальной системе налогового контроля, что уже создана в России, такие игры уже менее вероятны, чем в 90-х. Но зато малые предприниматели создадут рабочие места, сами заработают и заплатят работникам. А те купят товары, с которых будет оплачиваться НДС. Они купят машины и будут заправлять их бензином, а 80% его цены это опять-таки акцизы, идущие в госбюджет. Так что через косвенные налоги мы сможем компенсировать потерю налогов на прибыль непосредственного с малого бизнеса. Мне кажется, что это для России последний шанс вдохнуть жизнь в свою тусклую сырьевую экономику.

В 90-х годах именно такие меры спасли ситуацию. Частный бизнес начали создавать еще при Горбачеве, примерно в 1987 году. Тогда появились первые кооперативы. И в конце 90-х ситуация повторилась. После дефолта 1998 года был 1999-й год, когда Россия экономически как поперла! А почему? А потому, что за 90-е годы в стране масса людей пришла в малый бизнес, который потом – в нулевых - стал укрепляться и дал нашей стране такой рост, о котором сегодня даже мечтать не приходится. Именно за счет экономической свободы в 90-х, а не только за счет повышения цены нефти был обеспечен быстрый экономический рост начала нулевых годов.

Этот рост экономики обеспечили обычные люди. По уже проверенной схеме: сперва с сумками с товаром из Китая на базар, а потом стали открывать маленькие магазинчики.

Тогда доходы населения росли на 15% в год. А сейчас нефть дорожает, а никакой радости в отечественной экономике от этого не возникает.

В итоге вместо фантастического роста доходов населения в начале нулевых, мы грустно констатируем, что уже седьмой год подряд доходы населения в России падают.

- Приходится иногда слышать в соцсетях, что Путин молодец. Мол, при нем начался экономический рост.

- Ну, «при нем» не значит же, что «благодаря ему». У нас в стране было довольно короткое окошко: с 1987 по 2003 год, когда бизнес более-менее ощущал себя в России комфортно. Тогда, скажем, возникла у нас система современной розничной торговли, которая для меня все еще является чудом. Потому что я помню еще пустые и потому тоскливые советские магазины. А теперь, входя в любой отечественный супермаркет, я ощущаю подъем духа. Были бы деньги, можно купить, что хочется, а не гадать, что профком добудет для еженедельных заказов на предприятии. Заботами нового российского частного бизнеса появилась сотовая сеть, возникло частное домостроение, расцвел сервис, кафе и рестораны. Все это очень сильно изменило жизнь в стране к лучшему. Хотя и потеряли мы - из-за тяжелого наследия советской экономики - многое. И это больно.

Но шли мы славно на подъем в экономике недолго - примерно до в 2003 году, когда власти запустили «дело ЮКОСа». И с тех пор государство начало подрезать крылья бизнесу. Неудивительно поэтому, что с 2012 года экономика застопорилась, а после 2014-го - пошла на спад и вошла в застой. И этот застой у нас уже хуже, чем при Брежневе. Вот смотрите, мои коллеги из Высшей школы экономики посчитали: «пережив за 11 лет две рецессии, две девальвации рубля и самое продолжительное в 21-м веке падение уровня жизни, российская экономика на начало 2019 года превышала уровни 2008-го всего на 8,8%.

Со средним темпом роста в 0,88% в год Россия в 3,5 раза отстала в росте от мировой экономики. Двукратным стало даже отставание от СССР периода застоя. В среднем даже в самый тяжелый, терминальный период своего существования - 1979-1990 годы - экономика СССР прибавляла 1,5% в год, то есть вдвое больше, чем российская сейчас».

Игорь Липсиц: «Боюсь, чтобы из России не начали землю вывозить»

- Считаете ли Вы, что западные санкции позволили России реально создать импортозамещающие производства в России?

- Нет, конечно. Против большинства наших производителей Запад же санкций не вводил. Санкции вводились против российского государства и группы конкретных лиц. А вот когда мы ввели контрсанкции, то есть стали наказывать сами себя, стал виден результат конфликта – больше пострадали мы, а не они. Пострадало население. При этом, конечно, для отдельных отраслей и компаний России возник на короткое время режим благоприятствования. Хотя и без этого отрасли бы, думаю, поднялись.

Загнав же себя в ситуацию с санкциями, мы оборвали связи с развитым миром. Поэтому какое там масштабное импортозамещение! Для этого нужны те же иностранные комплектующие. Например, микросхемы для автомобильной промышленности, электроника для авиации, компоненты для пищевой промышленности, которые мы традиционно завозили.

На первом этапе мы контрсанкциями убрали часть конкурентов некоторых бизнесов с рынка. Но при этом массово потеряли доступ к технологиям современным. Надо устранять эту ситуацию быстрее. Это подтверждает весь исторический опыт нашей страны – замкнувшись от мира, мы быстро начинали устаревать технологически и слабеть экономически. В конце концов СССР это же и сгубило.

- Некоторые россияне, кстати, уверяют, что и в условиях санкций в том же Крыму все якобы бурно развивается. И инвестиции туда идут.

- У меня по этому поводу есть простой индикатор: можем ли мы на территории Крыма построить более удобный аэропорт? В Крыму же с аэропортом беда. Прилетаешь в Симферополь и час едешь от него до курортов по степи. В Крыму пока нет хорошего аэропорта ближе к побережью. И скоростных электричек к курортным городам пока никто пускать не собирается. Дорого, инвестиции нужны. И никто об этом не говорит даже. Ни частный, ни государственный капитал пока в это не вкладываются. Так что я никакого экономического взлета в Крыму не вижу. Разве что пенсии платить стали местным жителям чуть большие.

- То есть весь эффект от импортозамещения проявился только в сельском хозяйстве?

- Да. Которое теперь тоже добивают.

- Каким образом добивают?

- У нас в государстве система управления устроена по принципу «тришкина кафтана». Сначала нужны были свои продукты – закрыли импорт и стали давить импортные продукты бульдозерами. Предложение продуктов сократилось, да еще цены стали расти – о помощи сельскому хозяйству сразу забыли. Государство стало вводить заградительные пошлины на вывоз сельхозпродукции. В результате теперь идет процесс практически разрушения едва окрепшего российского сельского хозяйства. Только аграрии начали превращать Россию в мощного экспортера зерна, как власти стали вводить запретительные пошлины, ограничивать вывоз пшеницы, а в перспективе, возможно, и других агропродуктов. Выдающаяся модель госуправления экономикой!

- И все же импортозамещение идет! Приведу челябинский пример. Группа компаний «Конар» с помощью привлеченных инвестиций из Италии и с применением итальянских технологий построила ряд предприятий, которые работают для нефтяной отрасли. Делают магистральные насосы и двигатели к ним. Раньше в России своего не было ни того, ни другого. Это можно считать примером импортозамещения?

- Вы сами себе противоречите. Челябинский предприниматель приобрел итальянские технологии и стал производить продукцию в России. А если не было доступа к итальянским технологиям, как бы этот проект реализовался? Чтобы сделать хорошую современную промышленную продукцию, нужны конструкторы, которые это спроектируют, нужны необходимые сплавы для такого производства (в России со всем этим большие проблемы).

Конечно, можно перенести с Запада технологии и собирать, например, на базе АвтоВАЗа машины. Но это же разработки французские. Если эту систему порушить, то что останется на АвтоВАЗе на нынешнем? А что будет с ГАЗом? Смотрите, что пишет российская пресса: «Не так давно машины ГАЗ, в том числе «Газель Next», почти втрое опережали Ford по продажам. Но санкции резко изменили ситуацию, потому что «Газель Next» сильно зависит от импортных комплектующих. Крупнейший в России производитель коммерческих автомобилей «Группа ГАЗ» сокращает производство из-за американских санкций - предприятия переходят на четырехдневную рабочую неделю. Причина – проблемы с поставками импортных комплектующих, возникшие из-за санкций США».

- В соцсетях часто сталкиваешься с такими настроениями: в мире все плохо. На Украине нацисты, в Америке пиндосы, в Европе геи. И только россияне молодцы!

- Люди, находясь в беде, пытаются себя заговорить, пытаются себя убедить, что все хорошо. Это понятно. Хотя оснований для радости нет. И живем мы недолго, и болеем тяжело, и лечимся паршиво, и кормимся все хуже (сокращается ассортимент). Многие наши продукты не могут быть качественными без импортных составляющих. И упаковка даже у нас импортная. Если начать в устройстве российской экономики разбираться детально, то и выясняется: Россия хорошо живет, когда грамотно сотрудничает с миром. Как только рвем связи, все сыпется.

Те, кто постарше, помнят вкусное отечественное мороженое. Но оборудование-то для его производства мы еще в 30-х годах купили в США. Та же история с холодильниками «ЗиЛ», мотоциклами «Урал», советскими фотоаппаратами или пределом мечтаний - телевизорами «Рубин» с корейскими кинескопами: тем, что было в СССР более качественным и часто дефицитным

- Удивительно, что некоторые нынче ностальгируют по советским временам.

- Когда денег на сотрудничество с миром у нас не было, то часто производили мы товары безрадостные. Скажем, советская «пищевка» была омерзительной отраслью. Она гнала исключительно некачественную продукцию. Сейчас уже неудобно вспоминать. Но в прессе того времени были публикации на тему, сколько составляет в колбасе доля бумаги. Журналисты всерьез изучали вопрос. Начальство получало и в советское время хорошую колбасу. Для этого существовали специальные цеха. А население ело черт знает что.

А вот попав в жесткую конкурентную ситуацию в 90-е годы, наша «пищевка» напряглась и поднялась. И начала делать вкусную и качественную продукцию уже для всех. И мясную в том числе. Но опять же это стало возможным в результате сотрудничества с мировой экономикой. Я тут недавно консультировал одну фирму из хлебобулочного бизнеса и с удивлением узнал, что сейчас потребности российских предприятий в пищевых ингредиентах для выпечки хлеба на 75–80 % удовлетворяются за счет импортной продукции. Более того, в отдельных сегментах рынка пищевых ингредиентов доля импорта может доходить до 100 %! Порвем такие связи не создав собственных производств (что дело крайне небыстрое), останемся без мало-мальски приличного хлеба!

- А когда власти наши поймут, что политика импортозамещения и контрсанкций тупиковая? И надо это все прекращать.

- Вы говорите так, будто существует некий консенсус во власти, что для России плохо, а что хорошо. Но я как экономист вижу там разные точки зрения. А потому экономическая политика слишком часто меняется и по итогу не очень удачна.

Окончание следует

Источник

Специальные предложения на покупку автомобилей ŠKODA в феврале! 1,5 миллиарда рублей потерял холдинг Косилова «Равис» на инвестициях в птицефабрику «Среднеуральская» Он голосовал за повышение пенсионного возраста. Депутат Дмитрий Ламейкин, бывший журналист Москва в рейтинге самых комфортных и доступных городов России проигрывает северной столице Немецкая клиника «Шарите» опубликовала отчет о лечении Алексея Навального

Лента новостей