27.10.2019 1:24

Полицейские провокации. Таков механизм создания многих дел о наркотиках

Полицейские провокации. Таков механизм создания многих дел о наркотиках

Президент России Владимир Путин в ходе пресс-конференции по итогам саммита G20 в Осаке заявил, что в деле журналиста «Медузы» Ивана Голунова была не несправедливость, а произвол. «Это просто произвол, и он должен быть расследован, должны быть приняты соответствующие решения по этому вопросу», — сказал глава государства.

Первый заместитель министра внутренних дел Александр Горовой заявил, что дело Голунова является угрозой национальной безопасности. Выступая на расширенной коллегии ГУ МВД по Москве, замглавы ведомства отметил, что в адрес органов внутренних дел поступает критика в параллель с делом Голунова, притом, не всегда беспочвенно.

При ознакомлении с уголовными делами по вышеуказанным статьям бросается в глаза множество нарушений законодательства, в частности ФЗ-144 об «Оперативно розыскной деятельности». Как правило, во многих случаях прослеживается чистейшая провокация, можно сказать даже, подстрекательство к преступлению. Когда умысел на совершение преступления у задержанного изначально отсутствовал, но был сформирован сотрудниками полиции. Кстати, на то, что провокация запрещена, неоднократно указывал Европейский суд по правам человека.

Таких уголовных дел в России множество, вот лишь некоторые из них:

Полегаева Мария Станиславовна (родилась 21.06. 1991 г). В данном случае имела место ситуация довольно распространенная, когда задержанный с наркотиком человек для облегчения своей участи соглашается сотрудничать с полицией. Под контролем оперативников или сотрудников отделения полиции он звонит своим друзьям или знакомым, уговаривая их продать ему наркотик. Приятель Полегаевой после того, как его самого задержали сотрудники наркоконтроля, почти сутки звонил Марии по телефону (сделал более 15 звонков) с просьбой помочь ему купить наркотик. Полегаева, будучи наркозависимым человеком, поддалась на уговоры и купила для него наркотик у другого своего знакомого. При передаче вещества она была задержана, а затем осуждена на 9 лет лишения свободы. Хотя умысла на сбыт у нее изначально не было.

На момент произошедшего Марии было всего 23 года. У нее дома остались глухонемые родители, инвалиды с детства, и пожилая бабушка. Мария на сегодня уже 4 года находится в местах лишения свободы. Поддерживают ее только мама, которая ничего не слышит и совсем не говорит, и бабушка 76 лет. Отца Марии не стало месяц назад. Инсульт, он не смог пережить беды, которая случилась с его единственной дочерью.

Есть подозрения в подбросе наркотических средств в ряде случаев будущим обвиняемым:

Дымченко Тихон Владимирович (родился 22 июня 1995 года). В отношении Тихона была совершена. по ряду оценок, провокация под руководством подполковника МВД Игоря С. Он в данный момент, к слову, обвиняется в подбрасывании наркотиков, а также в фабриковании уголовных дел по ст.228 и 228.1. Подполковник находится под арестом в СИЗО-4 Москвы. Его уголовное дело активно освещается в СМИ.

Борисов М. (фамилия изменена), добрый отзывчивый молодой человек, дал другу в долг 2 тысячи рублей. Друг позвонил неожиданно и предложил встретиться, чтобы отдать тысячу рублей. Во время встречи при передаче суммы вдруг появились оперативники , которые, скрутив Борисова, подбросили ему (как полагают общественники) наркотики в карман. Далее все было как у Шевчука - угрозы семье и т.д .

Вину Борисов не признал, в итоге все равно получил 10 лет строгого режима.

Дело трех друзей

Куликов Станислав и Чуйко Андрей друзья со школьной скамьи. Лето 2012 года ничего не предвещало ничего ужасного. У Чуйко молодая семья, годовалый ребенок. У Куликова молодая гражданская жена была беременна, намечалась свадьба.

Все рухнуло в одну ночь, когда оперативники задержали троих друзей. Куликову при этом подбросили (как полагает защита) наркотики.

По делу Чуйко и Куликова прокуратура Москвы на данный момент инициировала проверку по материалам уголовного дела. Проверка идет уже два года, в деле есть явные нарушения. Однако МВД СВАО Москвы, которое проводит эту проверку, фактически тянет время. Третий обвиняемый по делу сейчасв розыске.

Прокуратура также вносила представление в Мосгорсуд о противоречиях в экспертизах, которые имеются в деле. Кассационный суд не стал рассматривать этот вопрос.

Шевчук Аркадий Николаевич (родился 21.03. 1981г). 17 марта 2016 года Шевчук находился со своей семьей дома ( у него супруга и двое маленьких детей). Вечером ему на мобильный телефон позвонила работодательница, с которой Аркадий ранее расторг договор о работе.

Женщина попросила Аркадия спуститься к машине, якобы она случайно что-то там оставила. Время было позднее, Аркадий предложил снять машину с сигнализации, чтобы она сама могла забрать свою вещь. Однако женщина настояла, чтобы он вышел сам и лично открыл машину.

Затем Аркадия увезли в отделение. Сотрудники УФСКН продержали его там. Когда из отделения его доставили в изолятор временного содержания (ИВС), сотрудники изолятора не рискнули его принимать в избитом состоянии. Они отправили Шевчука в таком виде в больницу № 20 Волгограда для проведения МРТ.

По заявлению о преступлении от Аркадия общественники провели расследование, которое установило следующее:

1. На момент звонка Аркадию его бывшая работодательница уже сама была задержана. Согласно документам, телефон у нее отобрали. Оперативники признали, что просили ее позвонить и уговорить выйти Аркадия на улицу. Но это признание было дано уже после приговора.

2. Распечатка телефонных звонков подтверждает факт звонка бывшей работодательницы.

3. В деле Шевчука есть заключение медицинского сотрудника ИВС о том, что ушибы на теле и лице он получил якобы во время падения. После обращения общественников была проведена экспертиза, которая указала, что удары, полученные Шевчуком, не могли быть получены при падении. Удары были нанесены неким тупым предметом.

Во время судебного следствия Шевчук неоднократно обращался к прокурору с просьбой рассмотреть жалобу о его избиении и принуждении на проведение обыска в его квартире. Однако эти обращения были проигнорированы.

Аркадий не признает себя виновным в инкриминируемом ему преступлении. Более того, его бывшая работодательница на суде (согласно протокола) показала, что Шевчук не продавал ей наркотики.

Шевчук получил очередной отказ в возбуждении уголовного дела против оперативных сотрудников.

Шаров Руслан Михайловича (родился 09.01.1987 г). Этот человек инвалид с детства, ходить он может только при помощи костылей. Наркотиков у него, кстати, не было найдено вообще никаких.

Его дело тоже защита считает сфальсифицированным. Руслан подвергся пыткам в ИК. Вину в суде он не признал и пояснил, что при аресте подписывал все бумаги, которые ему давали, а также подписал протокол допроса в том виде, в котором ему дал следователь. Сам же таких показаний не давал. Шаров говорит, что адвокаты советовали ему подписать обвинительное заключение, в том виде, в котором его представило следствие.

Шаров пояснил, что на него оказывалось психологическое давление .

Участники фонда «В защиту прав осужденных» говорят, что невозможно оставаться равнодушными к неиссякаемому потоку обращений родственников ребят, осуждённых по статьям 228, 228.1 . Выводы, которые можно сделать при ознакомлении с уголовными делами этих осужденных – практически все дела сфальсифицированы. Результат - огромное количество молодых россиян находятся сейчас в колониях строгого режима по теме наркотиков. Хотя преступлений они не совершали. О том, чем это грозит молодому поколению россиян, размышлял редактор нашего сетевого издания, посетив слушания в Москве, организованные Московской Хельсинкской группой.

Источник

Фото «железной» колбасы позабавило многих брянцев Спутник NASA нашел на Марсе эмблему «Звёздного флота» Брянский губернатор потребовал убрать сосульки с крыш Элтон Джон оскорбился из-за того, что Путин не поддержал гомосексуалистов Сможет ли власть пожертвовать интересами элит ради будущего страны: Набиуллина назвала главные тормоза развития России

Лента новостей