17.08.2018 3:25

Предположение - царица доказательств обвинения в деле Сандакова?

Предположение - царица доказательств обвинения в деле Сандакова?

Напомним, Николая Сандакова обвиняют по трем уголовным делам. Первое по статье о мошенничестве родилось странно, на фоне сбора документов силовиками против экс-губернатора области Михаила Юревича. Обвинителем выступил бывший сити-менеджер Озерска Евгений Тарасов, ранее осужденный за многомиллионную растрату. Он быстро вышел условно-досрочно после того, как дал нужные следователю ФСБ показания. Тарасов обвиняет Сандакова в том, что тот взял у него 1, 5 миллиона рублей за улучшение имиджа с перспективой вывести Тарасова на должность главы Магнитогорска. С поличным Сандакова никто не ловил. Фактически в этом деле слова Тарасова против слова Сандакова. И ни одного документального доказательства и свидетельских показаний в поддержку обвинения.

Про второе дело Сандаков и общественность узнали после того, как по первому делу вскрылись многочисленные нарушения. Дело из суда вернули следователям с замечаниями. Сандаков был выпущен из СИЗО. Второе дело - это дело о якобы взятке в виде охранных услуг. Самое удивительное, что в материалах есть документы, прямо опровергающие взятку. Это квитанции об оплате охранных услуг. Калугин обвиняет Сандакова в получении последним взятки.

Есть подозрение, что как Тарасов, так и Калугин не сами додумались до подобных обвинений. Так или иначе в этом эпизоде опять же получается слово Калугина против слова Сандакова. Только у Сандакова в этом эпизоде позиция юридически еще сильнее, чем в первом случае. Поскольку есть документ, подтверждающий факт оплаты.

Третье дело - о взломе электронной почты известного блогера и сотрудника пресс-службы правительства области. Это дело построено, судя по всему, на провокации агента ФСБ, имя которого засчетилось в материалах уголовного дела. Впрочем, пройдемся по всем эпизодам подробнее.

Редактор Lentachel.ru побеседовал сегодня по итогам выступления в суде с защитником бывшего вице-губернатора Сергеем Колосовским. Адвокат в ходе прений сразу выразил удивление тем, что прокурор в прениях почти не отступила от ранее предъявленного обвинения, будто два года, изучая доказательства, стороны по делу лишь имитировали состязательность.

По делу о мошенничестве Колосовский напомнил, что по статье 159 УК РФ Сандаков обвиняется в получении от Тарасова 1,5 миллиона рублей за обеспечение его избрания на должность главы Магнитогорска. В то же время представленными обвинением доказательствами вина Сандакова не доказывается никак. Выяснилось, что Сандаков не обещал Тарасову назначить его мэром Магнитогорска, не получал за это деньги в сумме 1,5 млн рублей.

Отдельно адвокат обращает внимание на то, что Тарасов многократно менял свои показания еще в ходе первоначальных допросов следователем ФСБ. То есть его одни показания противоречат другим его же показаниям. Как на этом можно строить обвинение?

Сергей Колосовский обратил внимание на принципиально важный момент. Если бы прокуратура и 4-е управление Следственного комитета не укрыли от регистрации и расследования преступление, предусмотренное статьей 141.1 УК (незаконное финансирование избирательных мероприятий), то обвинение было бы сформулировано совершенно иначе.И пришлось бы выяснять, на какие мероприятия в Озерске были потрачены деньги и в какой части эти мероприятия финансировал Тарасов. Стоит сказать, что мероприятия-то финансировались в поддержку «Единой России». Но разве прокурор может себе позволить критику в адрес «Единой России»? Этак можно обрушить всю политическую конструкцию действующей власти.

Адвокат Сандакова подытожил обвинение по этому эпизоду. Возникла нелепая конструкция обвинения.

Здесь и вовсе все очевидно. В материалах дела есть квитанции об оплате охранных услуг. Действий в интересах Калугина с использованием должностного положения Сандаков не совершал. Правда, Калугин утверждает, что деньги на самом деле не платились. Но стоит напомнить, говорит Сергей Колосовский, что и Калугин ранее был признан казнокрадом в суде. Почему же его словам обвинение в этом деле безоговорочно верит (как и словам казнокрада Тарасова), а словам Сандакова не верит?

Можно оценивать это как нарушение закона. Но в нашем случае речь не об этом, а просто о факте, что платежи со стороны Сандакова за охрану были. Значит, говорить о взятке в виде охранных услуг оснований нет. Причем, кроме собственно документов на оплату есть ещё масса других документов и свидетельских показаний

Что касается этого эпизода, который, похоже, возник у правоохранителей для увеличения количества дел против Сандакова, то защитник обвиняемого напоминает, что Михаил Показанников, которого сам адвокат Колосовский считает агентом Челябинского УФСБ, фактически инициировал компьютерный взлом электронной почты блогера Подопригоры. Взлом осуществил брат Показанникова Аброськин.

Взломанная почта была передана Сандакову. Бывшего вице-губернатора, напомним, обвиняют в подстрекательстве к компьтерному взлому. Однако подстрекательство ничем не доказывается. В отношении второго человека, чья электронная почта была взломана, защитник, правда, признает, что Сандакова можно обвинить в пособничество в неправомерном доступе к информации. Но и только.

Самое интересное в этой истории именно то, что она была спровоцирована именно Показанниковым. Доказательством чего является прослушанная в суде аудиозапись, из которой следует, что записывать начали еще до того, как вошли в кабинет к Сандакову.

Колосовский обратил внимание, что Показанникова следствие постаралось вывести из дела. Его даже не допрашивали по обстоятельствам сделанной аудиозаписи. Хотя это принципиально важный момент для выяснения истины. Можно предположить, что так действуют силовики, когда спасают своего агента. Впрочем, полностью спасти не удалось. Имя Михаил Показанникова засветилось в материалах уголовного дела. Агент он Челябинского УФСБ или кого-то еще, выясним, возможно, окончательно в другой раз.

Любопытно и то, что возможный организатор провокации, начальник отдела экономической безопасности Челябинского управления ФСБ Гусев, в суд просто не явился! Вроде бы пока в законе нет положения, позволяющего сотруднику ФСБ игнорировать вызов в суд. Но факт есть факт: Гусев в суд не явился и срочно уехал в какую-то дальнюю командировку. Если, конечно, про командировку не солгали в спецслужбе.

Проанализировав все, что было представлено в качестве обвинений в адрес Сандакова в этом деле, приходишь к выводу, что доказательств-то по большому счету и нет. Предположение - царица доказательств обвинения. Хотя по закону все должно быть с точностью до наоборот. Сомнения в уголовном деле толкуются в пользу обвиняемого. А его виновность должна быть обвинением именно ДОКАЗАНА.

Фото znak.com

Источник

Загрязнение якутских рек АЛРОСой назвали экологической катастрофой В Трубчевске юный байкер сломал ногу Где отдохнуть в Греции Ответ мэра Челябинска на критику Варламова: в одном месте сделают не подземный, а надземный переход Амстердам, которого вы не знали – экскурсии частного гида

Лента новостей