Решение замедленного действия

Накал страстей в политике и крещенские морозы отодвинули на второй план решение Верховного суда о незаконности приватизации Никопольского завода ферросплавов (НЗФ). Между тем, именно это событие может определить вектор развития Украины как минимум до следующих президентских выборов. Ход судебного разбирательства позволяет утверждать, что в данном случае речь идет отнюдь не только о будущем пострадавшего олигарха Виктора Пинчука, но о ситуации в государстве в целом.
Порожденная судебным решением череда прогнозируемых кризисов неизбежно ударит как по интересам граждан, так и по позициям нынешней власти.

С больной головы на здоровую

Оснований для такого утверждения несколько. Во-первых, в случае с НЗФ высшая судебная инстанция страны впервые в истории приняла решение, которым наказала собственника за ошибки государства. Как известно, представители Генпрокуратуры признали, что концерн "Приднепровье" в момент покупки НЗФ в 2003 году не нарушал законодательство Украины. В суде не был доказан и факт сговора или подкупа. Вопрос о цене, по которой был продан завод, вообще никогда не возникал. Впрочем, это логично, если учесть, что концерн "Приднепровье" уплатил за 50%+1 акцию НЗФ 410 млн. грн. Примерно в то же время 75% акций ЗЗФ были проданы за 49,9 млн. грн.; 52% акций СЗФ – за 6,2 млн. грн.; 33% акций ОГОК – за 27,2 млн.; а 96% МГОК – за 54,8 млн. грн. Цифры говорят сами за себя.

По сути, единственной формальной причиной, позволившей экс-премьеру Юлии Тимошенко еще весной начать войну за НЗФ, стали сроки объявления и проведения приватизационного конкурса. Программа приватизации предполагает, что интервал между ними должен составлять не менее 75 дней, а Закон о приватизации определяет этот срок в 30 дней. Поскольку закон до сих пор считался документом, имеющим большую юридическую силу, ФГИ руководствовался им, в том числе при продаже НЗФ. Юлия Тимошенко из этого сделала вывод о незаконности приватизации НЗФ. Однако во время слушаний в Верховном суде госчиновники признали, что если даже рассматривать этот вопрос как нарушение, то покупатель не имеет к нему никакого отношения, претензии могут быть адресованы исключительно Фонду госимущества Украины. Но это не помешало суду принять решение о наказании невиновного, то есть покупателя, которого лишили собственности. Этот момент следует считать знаковым, поскольку он фактически дает зеленый свет чиновничьему произволу и безответственности в стране в целом.

Дальше начнется реприватизация реприватизированного?

Во-вторых, созданы основы возможности для начала масштабнейшей реприватизации и передела собственности. Дело в том, что почти все украинские предприятия с 2000 года приватизировались по той же схеме, что и НЗФ, согласно Закону, а не Программе приватизации. Во время заседания Верховного суда представитель ФГИ признала, что в принципе любая приватизационная сделка может быть пересмотрена. В складывающихся условиях можно уточнить, что теперь все сделки, прошедшие по схеме НЗФ, должны быть пересмотрены. В противном случае власть будет обвинена в применении двойных стандартов или коррупции. С другой стороны, масштабная и экстренная ревизия итогов приватизации неминуемо породит новую волну коррупции, подобную той, которая захлестнула Украину в периоды прежних кампаний по продаже собственности.

В-третьих, принятое накануне парламентских выборов решение порождает подозрения в политической подоплеке вердикта. Тем более что новая украинская власть до этого прославилась описанным в СМИ неумением разграничивать свои собственные и судебные полномочия. Что касается НЗФ, то президент и премьер делали громкие заявления о триумфальном возвращении завода народу еще даже до вынесения вердикта. Теоретически эти заявления теперь могут быть истолкованы (как и в ряде других подобных случаев) как прямое давление на суд.

Впрочем, Виктор Ющенко и Юрий Ехануров никогда еще не сталкивались с подобными исками. Можно предположить, что в Украине таких исков и не будет, выдвигать их бессмысленно по той же причине, что и грозить президенту импичментом: в стране отсутствует законодательная база, позволяющая судиться с первыми лицами государства. А вмешательство в судебные дела, наоборот, укрепляет позиции президента и премьера. Скажем, в деле НЗФ власть представляет ситуацию как справедливую борьбу с олигархами, обещанную народу еще в период "оранжевой революции". Это, несомненно, принесет блоку "Наша Украина" значительное количество дополнительных голосов на выборах.

"Стрейч против Ющенко"

Следует также сказать о четвертом факторе, который опасен для страны и для нынешней власти. Как известно, концерн "Приднепровье" подает иск в Европейский суд по правам человека. В этом суде действует принцип прецедентных решений: если какое-либо дело решено определенным образом, все остальные решаются так же. Юристы указывают, что последнее решение Европейского суда ("Стрейч против Объединенного королевства"), которое может стать калькой в рассмотрении дела по НЗФ, было принято летом прошлого года.

Суд отменил решение британских судов, которые защитили интересы одного из местных органов власти. Последний, вопреки ранее подписанным соглашениям, отказался продлить срок аренды коммунальной земли. Однако Европейский суд постановил, что речь идет о превышении полномочий местным органом власти, на основании чего был сделан вывод, что интересы арендатора не должны пострадать. Проводя аналогии, адвокаты "Приднепровья" указывают, что владельцы и рабочие НЗФ не могут быть ущемлены в правах из-за ошибок ФГИ.

Юристы вспоминают еще одно решение Европейского суда, которое может служить примером в украинской практике. В деле "Святые Монастыри против Греции", которое касалось принудительной передачи государству части монастырских земель и имущества, суд ввел понятие "справедливого равновесия" между интересами общины (государства) и требованиями защиты основных прав лица (монастырей). Согласно этому принципу, в решении вопросов о праве собственности необходимо придерживаться разумного соответствия между средствами и целью, ради достижения которой они применяются. Так, в Греции отчуждение монастырских земель было расценено как фактическая экспроприация, и это средство суд признал несоответствующим благой цели греческих властей. По мнению адвокатов, возможная "фактическая экспроприация" имущества Пинчука, которая нарушит права завода и его рабочих, тоже не может рассматриваться как оправдание благой цели восстановления справедливости в истории приватизации в Украине.

Что в конце туннеля

Таким образом, решение Европейского суда об отмене вердикта Верховного суда Украины практически предрешено. Причем оно будет принято (если учесть обычную практику рассмотрения дел в Европе) через несколько лет, ориентировочно накануне очередных президентских выборов в Украине. Насколько больно восстановление прав Пинчука ударит по имиджу и интересам нынешней украинской власти – не имеет смысла судить сегодня. Сложно также прогнозировать, как отмена нынешнего решения Верховного суда скажется на госбюджете Украины в будущем. Условно можно только сказать, что если сегодня власть пытается в предвыборных целях загнать олигархов за флажки, то к следующей избирательной кампании она может сама оказаться за теми же флажками.

Впрочем, поскольку проблема прогнозируемой масштабной реприватизации не ограничивается только сферой интересов власти и затрагивает интересы всего общества, команда Виктора Ющенко рано или поздно вынуждена будет искать выход из ситуации.

Так называемые "мировые соглашения", о возможности подписания которых долго спорили власть и олигархи, в создавшихся условиях, видимо, только усложнили бы проблему. Новые многочисленные судебные разбирательства (которые следовало бы начать ради заключения подобных соглашений по другим приватизированным объектам) в политическом и экономическом смысле означали бы почти то же, что и объявление о тотальной реприватизации. Кроме того, даже самые прозрачные соглашения породили бы политические спекуляции на тему коррупции, что крайне неудобно для власти. А для бизнесменов они в любом случае не стали бы гарантией того, что новая власть в будущем не начнет очередную реприватизационную кампанию.

Судя по всему, на сегодня никто в Украине не видит реальной возможности решения сложнейшей проблемы. Между тем, подобный опыт существует и успешно применяется в других странах. Например, в Великобритании, где по вине государственных органов стоимость ряда приватизированных объектов была занижена по сравнению с реальной рыночной ценой. Цивилизованно решая возникшую проблему, англичане ввели единоразовый налог на рост стоимости предприятия с момента его приватизации. Сумма налога вычисляется по специальной формуле: упрощая, можно сказать, что речь идет об уплате государству собственником разницы между стоимостью актива при его приватизации и стоимостью на момент принятия закона. Последняя может определяться, как в Великобритании, на основе доходов предприятия за период после приватизации. А может быть вычислена, например, по росту стоимости акций.

Возможно, применение этого принципа позволило бы Украине избежать стихийного передела собственности. Однако пока власть занята решением насущных предвыборных проблем. Вопрос о том, кто и когда нейтрализует угрозы, порожденные опасным судебным решением, остается открытым.

Смертельное ДТП в Магнитогорске Хранение продуктов в торговом зале О страшном ДТП с молодым водителем сообщили в брянских соцсетях Китайский школьник пробрался ночью в аэропорт, чтобы научиться летать В Бельгии женщины вышли 8 марта на всеобщую забастовку

Лента новостей