Руководитель волгоградской службы прогноза чрезвычайных ситуаций изучил Нострадамуса

Количество чрезвычайных ситуаций, частота аномальных явлений природного и техногенного характера в последнее десятилетие заметно возросли. На территории региона отслеживанием, прогнозированием и анализом подобных ситуаций занимается отдел мониторинга и прогнозирования обстановки Центра управления силами Федеральной противопожарной службы Главного управления МЧС по Волгоградской области. Руководитель отдела подполковник Алексей ВЛАСКИН ответил на вопросы корреспондента «Социнформбюро».
-Алексей Юрьевич, каким образом ваша организация получает информацию, на основании которой делает выводы о близящихся чрезвычайных ситуациях?
-Нами на этот счет заключены договора с шестнадцатью структурами, с самых разных сторон отслеживающими ход событий на территории области. Это, в частности, Волгоградский центр гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды, Нижневолжское межрегиональное управление по техногенному и экологическому надзору, областное управление ГИБДД, областное управление ветеринарии, облздравкомитет. Существует график связи с этими организациями, выработаны критерии оценок всех возможных опасных явлений и случаев.
-Например, пошел дождь. Это опасно или нет?
-Если осадки не превышают тридцати миллиметров в сутки, ситуация опасной не считается. Если больше - появляется опасность подтоплений. На основании этого делается вывод о возможности наступления чрезвычайной ситуации. Информация передается руководству по инстанции, и через систему оповещения штормовое предупреждение распространяется для принятия мер главам администраций муниципальных образований области.
-Это экстренные случаи. А существуют ли прогнозы долгосрочные?
-Наши прогнозы делятся на ежедневные, еженедельные и ежемесячные. Делаются при необходимости отдельные прогнозы скажем, по оценке паводковой ситуации.
-Какова их точность?
-Естественно, чем долгосрочнее прогноз, тем ниже вероятность его исполнения. И наоборот. Прогнозы, вероятность которых оценивается нами выше пятидесяти процентов, как правило, сбываются. А ежедневные прогнозы сбываются процентов на восемьдесят.
-Какие чрезвычайные ситуации характерны для нашего региона?
-Весной для нас самое серьезное – это паводки, которые приходятся обычно на конец апреля и начало мая. Затем, с июля и до сентября, - пора лесных пожаров. Летом также нередко беспокоят саранчовые дела, когда тучи прожорливых насекомых перекочевывают к нам из Казахстана.
Зимой – обледенение, снег на дорогах: кого-то занесло, кто-то куда-то не проехал… Плюс новогодние праздники – само собой риск, когда народ гуляет десять дней. И упиваются подчас настолько, что петарды летят во все стороны. Ракеты пробивают оконные стекла, пожары бывают.
В период зимних и весенних оттепелей часто бывают гололедно-изморозные отложения на проводах, что приводит к обрывам.
Осенью высока вероятность пожаров и взрывов в промышленном секторе и на объектах экономики, наибольшее количество которых обычно происходит в Волгограде. Начинается сезонный рост количества аварий на автотранспорте и на коммунальных системах. Высока вероятность ухудшения обстановки по птичьему гриппу, массовых отравлений грибами. На это же время приходится пик аварийности на пассажирских и грузовых судах. Поэтому, к примеру, мы рекомендуем руководителям различных уровней обратить особое внимание на организацию безаварийной перевозки отравляющих и взрывопожароопасных веществ, принять меры к стабильной работе водозаборных сооружений из-за низкого уровня сброса воды через Волгоградский гидроузел.
-Организован ли на территории области радиационный контроль?
-Во многих районах области стоят датчики радиации с модемами. Каждые два часа информация о радиационном фоне собирается в автоматическом режиме и передается нам для обработки. Как только уровень радиации превысит где-либо 20 микрорентген в час, срабатывает специальный сигнал, и в это место выезжает оперативная группа.
-И каковы причины таких ситуаций?
-Радиационный фон обычно явно повышается, когда проходят сильные дожди. Все трещины, разломы в почве заполняются водой, вытесняющей из них на поверхность радиоактивный газ – радон, которого в почве немало. Сразу же возрастает, как следствие, фоновый уровень радиации.
Радон – тяжелый газ, выше второго этажа он не поднимается. Но тот, кто проживает внизу, на первых этажах, и особенно в подвалах, рискует здоровьем.
-Как вы расцениваете уровень сейсмической опасности в Нижнем Поволжье?
-Традиционно он считался невысоким. Но давайте вспомним про такие факты: только предприятие «Волжский оргсинтез» закачивает ежегодно в глубинные пласты до 700 тысяч тонн жидких отходов производства. Да, делается это по лицензии. Тем не менее, как показывает зарубежный опыт, вполне способно привести к возрастанию сейсмической активности. Уже официально признано, что в нашем регионе могут происходить землетрясения силой до 7 баллов. А ведь все то огромное количество предприятий, которые спроектированы и построены в советское время, на такую нагрузку не рассчитаны. К тому же, и ГЭС под боком.
-В этом году большие беды вызвали пожары.
-Наиболее всего волнует возможность перехода прямых ландшафтных пожаров с территории на территорию – из Казахстана в нашу область, например. Ведь огромные степные территории практически никем никак не контролируются ни с той, ни с другой стороны. Но там – огромное количество нефте- и газопроводов. Значит, имеется немалая опасность и аварии.
Чтоб выявлять такие ситуации и своевременно предупреждать о них, нам необходима базовая станция оперативного приема информации из космоса, со спутников. Она позволила бы быстро получать оттуда снимки с разрешением вплоть до десятков сантиметров. Такие станции в России есть у множества организаций, но в системе МЧС их, как ни странно, нет. Тогда как они как раз нужней всего, но на их закупку средств не выделяется. А ведь их полная стоимость укладывается в 15 миллионов рублей – тогда как только лишь ущерб от паводка 2003 года составил порядка 1,5 миллиардов рублей.
-Как вы решаете проблемы сбора оперативной информации сегодня?
-В системе Гидромета на территории области на сегодня работают 19 станций наблюдения. Постоянные дежурства организованы на 11-ти из них, сообщения о ситуации с этих станций передаются нам регулярно по факсу. Другие 8 станций снабжают собранной информацией, увы, раз в месяц. По почте…
-Умение ваших специалистов составлять прогнозы катастроф в чем-то сродни способности к предвидению таких пророков и предсказателей, как Нострадамус. А как вы как специалист относитесь к такого рода пророчествам?
-Нострадамус написал в свое время 1024 катрена. Я их читал. Должен сказать, там есть немало, что заслуживает серьезного внимания.
Мне кажется, что рядом с нами, с человечеством, существует какая-то параллельная могучая субстанция, которая в нужный момент как бы подбрасывает нам новые и новые информационные блоки. Вспомним хотя бы Менделеева – ведь не случайно он свою таблицу впервые увидел во сне! Не верится в случайность…
-А народные приметы помогают в вашей работе?
-Народные приметы – это, по сути, статистика народных наблюдений за очень продолжительное время. Наши научные исследования охватывают собой много меньший период истории. Поэтому есть основания верить народным приметам. Хотя для составления прогнозов нами они, конечно, не используются. Мы опираемся только на строго научные данные.

19-летний водитель ВАЗа разбил голову в массовом ДТП в Брянске Брянские медики и чиновники бросили инвалида на произвол судьбы В Челябинской области снят режим ЧС регионального уровня Группа «Арт-класс» исполнит в Брянске эстрадные песни В Брянске пройдет праздничный концерт патриотической песни

Лента новостей