27.01.2020 15:32

Александр Подопригора: «Для начала верните прямые выборы мэров»

Александр Подопригора: «Для начала верните прямые выборы мэров»

- Ну, не всех. Первого губернатора области Вадима Соловьева и его реформаторскую политику я искренне поддерживал, а потом еще и довелось поработать в его администрации. Что касается прочих, то я, как эксперт, критически оцениваю не людей, а политику. Просто она всегда персонализирована, это ведь не конвейерное производство, а некие человеческие действия или бездействие, посылы, эмоции, высказывания. Думаю, читатели согласятся – сама ситуация в регионе, ее динамика все эти годы дает много оснований для критики действий чиновников. Да и события подтверждали, как правило, обоснованность моих оценок.

Что до Текслера, то не думаю, что существует как-то точный срок, с которого губернатору «можно» начинать задавать вопросы и давать оценки. Есть повод – нужно делать. Да и 10 месяцев у власти в регионе – совсем немало. У многих получается детей родить за это время.

- Какие проблемы в Челябинской области можно отнести к числу тех, которых невозможно было избежать? И сразу еще вопрос – почему все же Челябинску и Челябинской области так не везет на руководителей?

- Не думаю о проблемах с этой точки зрения. Вообще считаю, что такой подход, который доминирует в умах нашего общества и нашей власти – о жизни, как наборе проблем, которые можно решить, если найти «волшебный ключик» (много денег или «правильного» человека), в корне неверен и сам является большой проблемой. Мы никогда не решаем никаких проблем в жизни, мы последовательно переживаем ряд сложных ситуаций, связанных с переменами в окружающем мире и либо адаптируемся к ним (и одновременно адаптируем их к своим интересам) и идем дальше, либо терпим фиаско и деградируем.

Да и нет у власти такого целеполагания: «решить проблему». Все – чиновники, предприниматели и прочие люди - действуют, исходя из своих интересов. А чтобы их балансировать, чтобы сообщества успешно адаптировались к меняющемуся миру, давным-давно придуман общественно-политический механизм – институты рыночного демократического общества (нобелевский лауреат Дуглас Норт назвал его «обществом открытого доступа»).

Это именно то, что мы имеем все последние годы на политическом рынке региона в лице тех губернаторов, которые не избирались в конкурентных условиях и не работали в них (то есть мы брали на политическом рынке то, «что дают»). Последние конкурентные выборы губернатора Челябинской области, напомню, прошли у нас в 2000 году, когда за этот пост боролись П.Сумин, В.Гартунг и М.Гришанков.

Ровно то же и с мэрами Челябинска. Избираемые мэры (Тарасов, Юревич) давали результат не в пример лучше, чем назначаемые – просто потому, что понимали политическую ценность доверия и поддержки горожан и многое делали для них, а не для губернаторов (конфликты мэров с губернаторами шли только на пользу жителям). И это ответ на ваш второй вопрос – про невезение.

Никакого невезения, никакой кармы и вообще мистики. Речь о том, как у нас устроен политический рынок и как работают политические институты: заставляют они конкретных Юревича и Дубровского, людей далеко не бесталанных, работать на своих избирателей, или же отсутствие институциональных рамок растлевает любого лидера, позволяя ему безнаказанно реализовывать свои худшие наклонности? У нас случилось как раз второе.

- Но ведь такие «правила игры» устанавливаются не в Челябинске, а на федеральном уровне?

- Согласен лишь отчасти. Думаю, довольно скоро мы придем к возвращению политической конкуренции и на федеральном уровне, это логика развития, у которой нет альтернатив. Но есть другой вопрос: почему именно у нас удушение конкуренции в любом ее виде проходило всегда на «ура», при полном одобрении «элит» и «общественности»? Почему именно челябинские власти всегда были в этом деле «первыми учениками»? Никто не заставлял их проводить пресловутую «реформу МСУ», отменять все прямые выборы и, по сути, ликвидировать местное самоуправление – самую сердцевину, двигатель развития и улучшения качества жизни людей.

Во многих городах страны мэров избирают по сей день, где-то эти выборы возвращают, где-то отменяют, но в Челябинске выборы отменили одними из первых в стране, причем, в особо извращенной форме, подменив даже депутатские выборы согласованием кандидатов в узком кругу местных кланов? Потому, что местным «элитам» - и власти и бизнесу - выгодна эта политическая архаика: они отсталые и слабые, они боятся конкуренции. Поэтому мы всегда в авангарде любой ретроградной инициативы – вот что обществу нужно изменить здесь и сейчас, не дожидаясь, пока созреют наши «элиты» или указаний из Москвы (там ведь тоже смотрят, какие именно запросы идут из того или иного региона).

Просто вовремя голос свой подавать нужно, чтобы с местным обществом считались и на его мнение ориентировались. А когда власть видит, что никакого общества нет, что вместо него нечто пустое и дешевое – вот так все и происходит. И не думаю, что только у нас. Просто мы всегда с завистью смотрим на лучшие примеры, а не на худшие. Но чтобы Челябинск стал вровень с Екатеринбургом, например, нужно иметь такую же активную общественную жизнь и конкуренцию, как там, тот же уровень социальной активности и внутренней свободы. А это и труд и риск.

- Можно ли считать одной из ключевых причин стагнации региона инертность населения?

- Думаю, уже ответил на этот вопрос. Конечно. Но это производное от низкой политической, гражданской культуры, а потому дело излечимое со временем.

- Какие самые уязвимые позиции Челябинской области Вы видите? Состояние окружающей среды, развал системы общественного транспорта, некомпетентность управленцев, перекосы в структуре экономики, агрессивность населения, что-то еще?

- Об этом можно говорить очень долго, но все и так все видят и знают. Еще раз: наивно думать, будто мы можем «порешать» свои проблемы раз и навсегда (жизнь человека вообще – череда проблем, а потом он умирает). Нужен, повторюсь, работающий механизм адаптации к меняющемуся миру, ибо любая «проблема» - это ситуация, когда мир изменился, а мы – нет. Одним из важнейших таких механизмов считаю местное самоуправление, его можно и нужно возвращать, вместе с прямыми выборами, прямо сейчас.

Поэтому не буду повторять здесь то, о чем пишу каждый день в своем блоге. Но вот самый громкий из последних провалов: почему не справились с «подготовкой к саммиту ШОС» в Челябинске? Потому что ее настоящими целями со стороны местной власти было не благоустройство города, а личный пиар губернатора Дубровского (чтобы заметили и забрали в Москву) и желание чиновников и их друзей из бизнеса заработать на строительстве объектов. А челябинское общество все это время рукоплескало губернатору, восторженно рассматривало компьютерные картинки и ждало «манны небесной», которая сделает в 2020 году Челябинск раем на земле. Так не бывает, глупость и наивность наказуемы.

- Как вы можете оценить работу «команды Текслера» по итогам прошедших 10 месяцев его пребывания у власти в регионе?

- Если не вдаваться в частности, то одна из наиболее очевидных слабостей правительства Текслера, на мой взгляд, это как раз отсутствие дееспособной команды. Она у него скроена из двух отторгающих друг друга частей. Первая – люди, которых губернатор перевез сюда издалека (из Норильска, Красноярска, Мурманска и т.д.) – они мало что могут, потому что ничего и никого здесь не знают. И на «местных» опереться не могут, потому что нет доверия (да и зачем тащить замминистра из Норильска, есть нормальный местный и ты ему доверяешь?)

Вторая часть – местные, которые могут, но не хотят: эти люди переживают уже третьего (а то и четвертого) губернатора, их мотивации просты – пережить и этого, сохранив свои кресла и доходы. А самый простой путь к этому – ничего не делать, чтобы нигде не ошибиться и не «подставиться». Конечно, прикрывая свой саботаж кучей бумаг, отчетов, рапортов и бодрых выступлений в СМИ. Плюс при возможности хорошо еще «слить» коллегу – ведь кто-то должен быть виновным в том, что ничего не делается - и лучше, если это не ты.

С такой командой далеко не уедешь. И потому, когда задаешься вопросом: а что они сделали за эти 10 месяцев - конкретно, ну хоть что-то - ответить нечего. Возможно, и у самого Текслера цель ровно такая же – продержаться свой срок, не оскандалившись, и вернуться в Москву «на коне». И это, кстати, тоже большая проблема для области: примерно через 4 года власть здесь сменится снова, причем радикальнее, чем раньше. Ведь все эти «иногородние» министры и вице-губернаторы уйдут вместе с Текслером, следующему губернатору они точно не понадобятся. Да и семьи у них где-то в Сибири, дома – они же здесь на «вахте». А значит, горизонт планирования многих бизнес-инициатив тоже сжимается до 2-3 лет, за которые нужно «отбить» затраты.

Правительство только что сменилось. И счастье пермского губернатора-технократа Решетникова, сумевшего вернуться в Москву, да еще на пост вице-премьера, теперь мало кому «светит» - следующий раз правительство будет меняться очень нескоро, причем, под совсем других людей и другие задачи. Так что Текслер может у нас и задержаться. Тем более ему нужно думать над собственной политикой. А то порой кажется, что губернатор у нас какой-то «не настоящий» - появляется время от времени на публике, говорит какие-то обтекаемые вещи, которые никого не трогают и после которых ничего не происходит. Сегодня, в наших условиях, этого совершенно недостаточно.

- Какие потенциальные точки роста видите в Челябинске и области? Предприниматель-эколог Дмитрий Закарлюкин, например, считает, что плохие нынешние условия (прежде всего с точки зрения состояния окружающей среды) дают большой шанс для резкого изменения ситуации к лучшему. Согласны с этим?

- Здесь, опять же, важно то, как мы понимаем свои «проблемы» и «точки роста», потому что порой это действительно одно и то же. Наша экология, на самом деле – «родовая» проблема региона. И перестанет существовать она только вместе с ним. Ведь Челябинск и Челябинская область – тот индустриальный «опорный край», который сегодня все знают и которым все еще гордятся, появился лишь после того, как сюда были перебазированы во время войны сотни заводов. А до того были построены «первенцы первых пятилеток», такие как ЧТЗ и ММК.

- Что же вы предлагаете?

- Все то же: институциональную адаптацию к новым условиям. У каждого региона есть свое уникальное место на глобальном рынке – надо трезво понимать размеры и характер этой ниши, всячески укреплять ее и пользоваться ее преимуществами в интересах живущих тут людей. Наша «ниша» с XVIII века и еще очень надолго – металлургия, горная добыча и политехническое образование, в этом суть не только Челябинской области, но всего Урала, это и его традиция и его современность.

Надо перестать фантазировать насчет «высоких технологий», у нас их просто нет (в гражданской сфере – точно). Челябинская область никогда не станет «второй Силиконовой долиной», этой долине хорошо в Калифорнии. И Краснодарским краем мы никогда не станем, и кофе с бананами у нас не растут, и туризм нас кормить никогда не будет. Но у Челябинской области есть свои козыри.

Мы с экономистом Сергеем Гордеевым несколько лет назад сформулировали концепцию высокотехнологичного тренда современной металлургии и горной добычи «Демидов 2.0», которая именно об этом: на базе поддержки (подчеркну – институциональной, а не бюджетной, металлургам наши деньги не нужны) и развития единственной нашей конкурентоспособной отрасли, развивать экономику и качество жизни в регионе. И решать экологические вопросы одновременно.

Но эти технологии стоят дорого и внедряются у нас плохо. Вот здесь (а не в бессмысленной войне с комбинатами и ГОКами) – поле настоящей промышленной и социальной политики, договоренностей властей, общества и бизнеса. Сделать так, чтобы металлурги и горнодобытчики вкладывали сюда как можно больше денег и пользовались при этом самыми новыми и экологически чистыми технологиями – главная задача актуальной и ответственной промышленной и экологической политики. И она решаема, хоть и сложна.

- Как сделать так, чтобы власть в Челябинске и области стала ответственной, чтобы интересы населения реально учитывались при принятии решений органами законодательной и исполнительной власти? Есть же регионы России, в которых ситуация на порядок лучше.

- Думаю, я уже ответил на этот вопрос. Чтобы интересы населения не просто «учитывались» при принятии тех или иных решений власти (а что там еще должно учитываться?), но были их главным фактором, население должно вновь обрести политическую субъектность, превратиться из популяции в корпус избирателей, чье доверие политики обязаны завоевывать своими делами. Только так.

Все просто и одновременно сложно, потому что региональная власть привыкла жить обильной административной рентой, которую получает именно из того, что в любой сфере формирует монополию и «ограниченный доступ», который затем небезвозмездно регулирует, открывая его для только «своих». Но этот путь к «политическому участию» нужно пройти, иначе ничего не получится, ни одна конкретная проблема не будет сдвинута с мертвой точки.

- Если допустить, что нынешние руководители города и области (или, предположим, пришедшие им на смену) действительно захотели резко повысить качество жизни населения, что им надо будет сделать в первую очередь? Есть ли готовые экономические программы в регионе, способные заметно улучшить ситуацию? Которые остается только внедрить? И нужна лишь политическая воля для этого.

- Еще раз: нет никакого «золотого ключика», никакого «готового» экономического или технического рецепта, который можно достать из сундука, «внедрить» – и все станет у нас хорошо. Для развития нужно создавать условия, формировать необходимую среду. Есть регионы, в том числе соседние с нами, где это получается гораздо лучше. Но обратите внимание - везде, где есть развитие, где есть прирост в качестве жизни, куда уезжают люди и убегают деньги (в том числе от нас) – гораздо выше нашего уровень политической и экономической конкуренции, гораздо меньше монополизма, лучше работают институты, выше социальная активность населения, лучше репутация власти и уровень доверия.

Есть простое и конкретное предложение властям Челябинской области, которое я высказывал не раз и не два: для начала верните прямые выборы мэров – и люди поверят, что вы хотите изменить здесь что-то к лучшему. А бизнес поймет, что не все вопросы теперь решаются в комнате отдыха губернатора или его зама. Это можно сделать хоть завтра, это политически выгодно на самом деле самой власти. Так сделайте это, преодолейте свой жуткий страх не угодить московскому начальству. Эти фобии не помогли еще ни одному челябинскому губернатору. А у вас есть шанс переломить ситуацию в регионе и показать себя современными лидерами. Попробуйте, вдруг получится?

Источник

Строительство метро в Челябинске отложили на 20 лет. Публичные слушания вылились в скандал В Брянске на улице Володарского рухнуло дерево «Восставший из могилы» мужчина оказался больным псориазом В Карачевском районе нашли 22 артиллерийских снаряда Акции «Газпрома» падают в цене

Лента новостей