10.04.2021 4:12

Чем провинились машиностроители Озерска?

Чем провинились машиностроители Озерска?

Ранее опубликованная Lentachel.ru беседа редактора издания с профессором Высшей школы экономики Игорем Липсицем вызвала живой отклик малого бизнеса на Урале.

Напомним, известный экономист однозначно признал не только принципиальную полезность малого бизнеса для экономики России, но и его насущную жизненную необходимость.

Малый бизнес, обеспечивая занятость широких слоёв местного населения, оживляет деловую активность и платежеспособный спрос населения, снижает нагрузку на бюджет, а также способствует росту квалификации кадров и в целом - диверсификации экономики территории. Это в теории?

А что мы видим на практике в родной в Челябинской области, например? Много ли найдется муниципальных округов, где для малого бизнеса создавали бы комфортные условия работы? Формально и ТОСЭРы в регионе есть, но можно ли говорить об их эффективности?

Более того, в регионе есть муниципальные округа, где из года в год происходит фактически удушение целых сегментов малой экономики. Которые в период крайнего дефицита финансов еще в 90-е годы сумели приспособится к реалиям рынка и приобрели бесценные компетенции, востребованные даже платёжеспособными промышленными гигантами.

При приватизации два советских монстра Министерства среднего машиностроения (ныне ГП Росатом) распались примерно на полсотни строительно-монтажных и машиностроительных предприятий, каждое из которых, большей частью работая на нужды металлургии и нефтехимии, обеспечивало высококвалифицированной работой в среднем 150-200 человек, имело годовую выручку в пределах 300-600 миллионов рублей и уплачивало в бюджеты и внебюджетные фонды до 100 миллионов рублей в год. Общий ежегодный оборот этих предприятий составлял около 25 миллиардов рублей, что весьма существенно для города с населением 78 000 человек.

Однако с 2013-2014 года началось усиление давления на эти предприятия со стороны налоговой службы. Пострадавшими стали озёрские производственные предприятия строительно-монтажного и машиностроительного профиля.

Например, микроскопическое строительное предприятие ООО «Уралтехстрой» с оборотом 25 миллионов рублей в год за пару лет получило несколько сотен всевозможных требований и предписаний со стороны фискалов. Что закономерно привело к прекращению деятельности с последующим банкротством предприятия в этом году.

После двух лет скрупулёзного изучения деятельности предприятия налоговая служба продемонстрировала абсурдную логику - в первом приближении фискалы потребовали полностью исключить из затратной части стоимость закупаемого металла. Видимо, предприятие должно изготавливать готовые изделия конкретного веса из атмосферного воздуха!

Более того, налоговики начали оценивать целесообразность управленческих и коммерческих решений с последующим объявлением их «техническими», мотивируя это тем, что в результате уменьшается, мол, «норма» налоговых отчислений. Фактически налоговики поставили под сомнение основной принцип функционирования частного бизнеса - потребовали, чтобы собственники фирм не стремились к повышению прибыли.

Но и этого мало. Фискалы в последние годы формируют практику «перекладывания» ответственности с проблемных налогоплательщиков - поставщиков и подрядчиков, участвующих в кооперационных производственных цепочках, на финишную фирму. С которой технически проще взять деньги. Для обеспечения положительных референций и возможности заключать долгосрочные контракты такая фирма должна обладать такими же долгосрочными активами и финансовой стабильностью.

В документах, которые сопровождают налоговые проверки упомянутого предприятия «УЗХНО» последних лет,в актах и в решениях не менее трёх четвертей текстового и табличного материала посвящено поставщикам металла и других расходных материалов, например, автомобильного топлива.

При этом надо отметить, что никаких мероприятий налогового контроля ни в отношении фирм Абросимова М.Ю. или фирм Болдова А.И., как и в отношении указанных лиц, как граждан или индивидуальных предпринимателей фискалы, по имеющимся у нас данным, не осуществляли. Поскольку в отношении этих физических и юридических лиц нет проверок, естественно, к ним у налоговиков нет и претензий.

Тем не менее сотрудничество названного ЗАО «УЗХНО» с указанными предпринимателями налоговики поставили в вину машиностроителям. И выставили многомиллионные налоговые санкции в отношении ЗАО «УЗХНО». Следом случились аресты движимого и недвижимого имущества, а также попытка в принудительном порядке списать денежные средства с расчётных счетов.

Не дожидаясь окончания налоговой проверки и результатов судебных обжалований, фискальное ведомство инициировало возбуждение уголовных дел, что парализовало работу предприятия. Не хочется думать, что именно такова была цель проверок.

В соответствии с Налоговым кодексом и позицией судов, включая Конституционный суд России, достаточным условием признания затрат обоснованными или экономически оправданными является относимость их к деятельности, направленной на получение дохода. Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведение хозяйственно-финансовой деятельности. Так что обоснованность расходов не должна оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности, зафиксированной статьёй 8 Конституции РФ, налогоплательщик осуществляет таковую самостоятельно, на свой страх и риск. И вправе самостоятельно и единолично оценивать её эффективность и целесообразность.

ЗАО «УЗХНО» оспорило позицию ИФНС № 3 (город Кыштым Челябинской области) в арбитражном суде. Кроме того предприятие обратилось за помощью к губернатору Челябинской области и бизнес-омбудсмену региона Гончарову А.Н. с соответствующей жалобой.

Стоит сказать, что самые брендовые предприятия Озерска, о которых периодически пишет, например, журнал «Миссия», уже являются налогоплательщиками и инвесторами Екатеринбурга. Для Челябинской области эти предприятия (и соответственно налоговые платежи) теперь потеряны. Смогут ли ушедшие из региона компании заменить свежеиспечённые резиденты ТОСЭРа? Пока неясно.

Зато понятно, сколько уже потеряла Челябинская область в результате давления налоговиков на отдельно взятую отрасль в отдельно взятом городе. Еще в 2010 году в Озерске работало более 50 производственных предприятий машиностроительной отрасли. Исход начался с 2013-2014 годов. Так, АО «ПКиТ» теперь переехало в Екатеринбург, так же поступили компании «Энергопром». «Теплообменные технологии», «УЗТО». А предприятие «Уралснаб» перебралось аж в Тольятти. Обанкротилось предприятие «МСУ-111», а также некоторые другие.

По состоянию на сегодня предприятий машиностроительного кластера в Озерске осталось меньше половины. И похоже, процесс давления налогового ведомства на них продолжится - с целью побольше получить в бюджет здесь и сейчас. Однако в результате могут быть обанкрочены или выдавлены из Челябинской области оставшиеся предприятия отрасли, которые в этом случае уж точно никаких налогов в местный и региональный бюджет заплатить не смогут.

Как видим, в Озерске усилиями налоговиков малого бизнеса становится всё меньше.

А тем временем в другом важном споре южноуральским предпринимателям все же удалось победить налоговую службу. Однако конфликт потребовал участия не только уполномоченных по защите прав предпринимателей Челябинской области и России, но и подключения губернатора Алексея Текслера. Зато в результате было отменено решение налоговой службы о доначислении 77 миллионов рублей Биянковскому щебеночному заводу (Миньяр).

Источник

Жесткое задержание Алексея Навального. Полицейские повредили мизинец оппозиционера Лидер партии предложил повысить пенсии россиянам до 30 тысяч рублей Брянец отдал 12 тыс рублей за билеты в несуществующий кинотеатр «Металлург» выиграл «южноуральское дерби» на мемориале Ромазана Антарктида сигнализирует о резком изменении климата

Лента новостей