10.03.2021 18:32

Ирина Гехт: «Стратегия развития здравоохранения Челябинской области выбрана правильная»

Ирина Гехт: «Стратегия развития здравоохранения Челябинской области выбрана правильная»

Ранее мы беседовали на эту тему c представителем областной детской клинической больницы, а также с членами инициативных групп горожан, которые последовательно выступают против того, чтобы корпус современной детской хирургии, которая так необходима городу и региону, строился с заходом на территорию городского соснового бора. Но за здоровье челябинских детей выступают при этом все.

- Ирина Альфредовна, я правильно понимаю, что властями региона рассматривается проект строительства отдельно взятой детской хирургии, а альтернативные варианты строительства нового больничного комплекса даже не рассматривались?

- Во-первых, это решение ( о строительстве детской хирургии) принималось федеральным минздравом – после визита и аудита Департамента медицинской помощи детям. Было отмечено, что в больничном комплексе ЧОДКБ не хватает полноценного хирургического комплекса. Поэтому все дальнейшее обсуждение при включении проекта в национальную программу шло именно в таком ключе.

- То есть альтернативные варианты, о которых сейчас говорят противники строительства детской хирургии в бору, в расчет не брались?

- Про альтернативные варианты заговорили, когда речь зашла о строительстве в бору. Заговорили об этом экологи. Но количество проблем в здравоохранении региона велико. И здесь надо расставлять приоритеты. Мы недавно построили новую инфекционную больницу. Это позволило вернуть к плановой работе практически все городские и областные больницы, сконцентрировав ковидных больных именно в Малой Сосновке. А три новых корпуса позволят нам практически полностью освободить плановую медицину от ковидной истории.

Кроме того у нас крайне тяжелая ситуация в Златоусте, где вообще-то большой город (а один из корпусов больницы аж 1928 года постройки). Поэтому там будем строить современный многопрофильный медицинский центр для всей горнозаводской зоны, на 650 коек.

Кроме того с этого года мы проектируем хирургические корпуса у Альтмана в областной клинической больнице. И еще планируем постройку нового корпуса на базе больницы №3. Укрепление мощности этих больниц позволят маршрутизировать из области тяжелых пациентов и достаточно качественно и своевременно оказывать им медицинскую помощь. Больница №3 возьмет на себя поток пациентов с севера области. А областная клиническая больница – запад и центр области.

Также в планах проектирование многопрофильной больницы в Магнитогорске.

Понятно, что исходя из имеющихся задач, мы новым хирургическим корпусом решаем проблему в областной детской клинической больнице.

Все это выплескивание эмоций со стороны противников строительства выглядит странно. Конечно, детское здравоохранение – приоритет, что тут обсуждать? Мы на сегодня уже укомплектовали детскую больницу современнейшим оборудованием. В этом году покупаем генетическую лабораторию. Такой в УрФО другой нет. В детское здравоохранение в регионе в последние два года вкладывается очень много.

- В ЧОКБ тоже есть старое здание, 1936 года постройки. Пусть и капитально отремонтированное.

- Это маленький корпус под офтальмологию . Давайте не путать. Там нет стационара, есть оказание консультативной помощи. А основная помощь оказывается в другом здании, 1980 года постройки.

Оппоненты передергивают факты, когда говорят, что новый перинатальный центр построен на базе советского недостроя и что там якобы масса нарушений. Это новое, современное здание. Женщины очень довольны условиями нахождения в нем. Там нет никаких нарушений.

А новый корпус детской хирургии с современными операционными, с онкогематологией, со всей диагностикой, позволит закрыть те потребности, которые у детской областной больницы на сегодня существуют по необходимым площадям. С точки зрения оказания высокотехнологичной медицинской помощи задача будет решена.

- Нет проблемы в сочетании нового современного комплекса с корпусами, которым уже по несколько десятилетий?

- Эти существующие здания отвечают современным требованиям.

- Еще возражение было экологов-общественников по поводу того, что якобы придется строить очень длинный соединительный коридор до нового корпуса детской хирургии.

- Есть такие люди-противоречия. Еще никто не начинал проектирование, а уже столько возражений у некоторых. Тем более что сперва давайте дождемся окончания судебных разбирательств. Мы понимаем нагретость темы, поэтому отказались от размаха корпуса вширь, как это предполагалось лучшими проектами изначально. На 40% сократили площадь этажей, уйдя ввысь. Как можно говорить о каких-то длинных переходах, не видя проект?

- То есть власти Челябинской области постараются в вышестоящих судебных инстанциях решение по поводу границ бора изменить? Чтобы реализовать план постройки в бору.

- Да.

- Есть ли экспертное заключение по качеству леса, который придется вырубать в случае строительства детской хирургии в бору? Экологи-общественники уверяют, что это лучший по качеству лес в сосновом бору.

- Экспертное заключение есть. Там есть разные деревья: здоровые и больные. Мы постараемся максимально уйти от вырубки ценных сосен, постараемся вписаться в проплешину между собственно участками соснового леса, включая выгоревший участок. Чтобы сократить объемы вырубки.

- Есть опасения обеспокоенных горожан, что сейчас вырубят 4 гектара. А потом ради развития больницы потребуется вырубить еще 10-20.

- Такими рассуждениями можно зайти в тупик. Сколько у нас было встреч с этими экологами-общественниками! Кивали головами, договаривались, расходились. А в итоге эти люди снова начинают привлекать к себе внимание заявлениями именно по этой теме. Мы предлагали им участвовать в проектировании, предлагали осуществлять общественный контроль за строительством. Но к конструктиву в итоге прийти не получается. Эмоции у них преобладают.

- В чем тогда причина столь активного противодействия реализации проекта детской хирургии? Оппонентами областной власти выступают люди с высшим образованием, живущие в Челябинске, у которых тоже есть дети и даже внуки. В том числе депутаты. Почему они так настойчиво высказываются против, как думаете?

- Мне непонятно. Этот постоянный тезис, что чиновники не могут объяснить. Вообще-то встречи проводились неоднократно. Собирались рабочие группы. Мы долго общались с экологическими активистами. Находили компромиссные решения. Но как только они вставали из-за стола и выходили за дверь, все договоренности сходили на нет. И снова начинались разговоры про то, что власти недальновидны. У нас же все мнят себя экспертами: экологами, медиками. Читаешь иногда комментарии – поражаешься. Все знают, как оказывать медицинскую помощь, как оптимизировать медицину!

Строительство новых больниц в регионе в приоритете. В программе модернизации первичного звена значатся Нязепетровск, Аша, Сим, Красноармейский район, еще ряд территорий. Недавно еще даже не говорили, что там может появиться новая больница или поликлиника.

- Речь идет о решении проблемы в комплексе? Невозможно строить только в Челябинске, забыв про остальные города и районы?

- Конечно. Кстати, еще замечание есть насчет идеи про общегородской референдум по поводу места строительства. Мы вообще-то говорим и о жизни детей из области тоже. Почему мы мнения жителей области тогда не спрашиваем?

- Но все-таки еще раз повторю вопрос про альтернативные варианты. Они есть?

- А какие? Во-первых, мы разорвем весь медицинский городок, если строить где-то новый больничный комплекс отдельно. Сейчас у нас кадры собраны в одном месте. Если возникает сложная ситуация в перинатальном центре, тут же могут по мере надобности подключиться онкологи. Если нужны специалисты областной клинической больницы, то они придут на помощь. При необходимости прибегают травматологи областной больницы. А если мы разорвем медгородок, построим удаленную больницу (очевидно, что за чертой города), то как обеспечишь такую взаимовыручку разных служб и больниц? А часто очень важна срочность оказания медпомощи.

- Кардиоцентр, однако, построили в свое время именно так – отдельно, на границе города.

- То, что было невозможно в случае с кардиоцентром, применительно к детской хирургии оказалось возможно? Я имею в виду коммуникации.

- Да. К слову, мы готовы и сейчас идти навстречу пожеланиям протестующих горожан. Чтобы получилось красиво и современно. И чтобы было детям, которые лечатся здесь, максимально комфортно. Включая в том числе и вид из окна. Дети же часто здесь без родителей оказываются.

Понятно, что надо сохранить бор по максимуму. Но давайте искать компромиссные варианты сокращения проекта.

- Представитель ЧОДКБ мне рассказывал по итогам поездок в другие страны, что по новой больнице в той же Финляндии сразу, когда она строится, делается расчет, что она простоит 50 лет. А потом требуется новое здание для нее. В данном случае новая хирургия в Челябинске задумана в сочетании со старыми зданиями, которым уже лет по 40.

- У нас своя специфика. Если так подходить как финны, то у нас уже половину больниц в Челябинске надо сносить. С другой стороны, доступность нашей медицины – это же реальность. И лекарствами обеспечивать мы стали по ходу эпидемии пациентов, и КТ делали всем. Ни в одной европейской стране такого нет по полисам страхования. Там госпитализация только в крайне тяжелом состоянии. Дополнительные исследования – только за дополнительные деньги.

В России ситуация показывает, насколько наша система здравоохранения справилась с проблемой. В Европе идет новый рост заболеваемости. А мы сняли почти все ограничения, фиксируем спад заболеваемости. Активно вакцинируем население.

- Не ожидаете нового витка роста заболеваемости? РАзные эксперты называют разные сроки: весна, лето, осень 2021 года.

- Ну у каждой эпидемии есть три волны, мы понимаем. Но вырабатывается же коллективный иммунитет, вакцинация продолжается. Новая инфекционная больница построена опять же. Мы научились справляться с этой проблемой. И не только про коронавирус речь. Если пожилой человек болен сахарным диабетом, по несколько раз при необходимости меняются схемы лечения. Наши врачи умеют это делать.

Третья волна ковида, наверное, будет под осень. Когда закончится сезон отпусков. Наша задача – максимально вакцинировать людей до этого момента, особенно пожилых.

- Насчет того, что наша система здравоохранения лучше. На сегодня официальная статистика смертности в США стала ниже, чем в России.

- Понятно, что у нас имела место избыточная смертность. Некоторые умирали спустя месяц после ковида в силу осложнений на сердце. Сейчас в том же кардиоцентре наплыв пациентов – свидетельство того, что заработало в полную силу первичное звено системы здравоохранения.

Что касается расхождений статистики смертности, то у нас ковид кодируется по четырем направлениям. Есть позиция «ковид неидентифицирован». Было просто подозрение, но не подтвердилось. Однако в данных Росстата такие случаи значатся как ковидные. Структура статистики разная у нас и в Европе.

- Ваши оппоненты приводят в пример Тюмень, где новую областную детскую больницу собрались строить все-таки на новом месте. Там все проблемы в здравоохранении решены? Или там просто денег больше?

- Не могу сказать точно. Но знаю, что они выбрали участок под новое строительство тоже с лесом. Природная энергетика помогает всем излечиваться. Но денег там однозначно больше.

Однако я вернусь к стратегии развития нашего здравоохранения. В Челябинской области столько проблем накопилось, что их надо решать поэтапно. Несколько лет назад никтоже не мечтал о новой больнице в Златоусте. А теперь мы планируем постройку там многопрофильного современного медцентра.

С этого города, кстати, мы начнем проект строительства таунхаусов для врачей. Привлечение врачей в территории квартирами уже не актуально. Проблема с нехваткой кадров в Златоусте отчасти существует из-за этого. А синергия новой больницы и новых условий проживания позволит решить проблему медицинских кадров в Златоусте.

Для молодых специалистов важно развитие и перспектива. Если будет понятно, что после работы в тех же Бредах молодой специалист поедет на стажировки, в том числе за границу, это совсем другая перспектива, чем просто работа в Бредах. Развитие должно быть непрерывным, включая стажировки, карьерный рост.

- Интересно, если наше здравоохранение лучше по объему бесплатных услуг, почему россияне живут намного меньше, чем европейцы или американцы?

- В структуре здоровья 60% составляет наш образ жизни, только 15% - собственно медицина. Еще окружающая среда важный фактор. Правильное питание, двигательная активность, приверженность лечению – все это важно. Сегодня стентирование, например, доступно в России каждому. А это уже другое качество жизни после операции по сравнению с тем, что было раньше.

Но придя домой после лечения в больнице, многие перестают, увы, выполнять рекомендации врачей. Есть областная программа, федеральная по этому поводу. Задача – добиться приверженности населения ежегодным диспансерным осмотрам. Чтобы выявить слабые места, а потом сопровождать и наблюдать.

Источник

Путешественник Федор Конюхов не доехал до Брянска Коляску с малышом зажала дверь трамвая Роман с карикатурой у Бориса Эренбурга начинался в Челябинске NASA подтвердило важную находку на Европе, спутнике Юпитера (видео) Выжить в открытом море помог пакетик леденцов

Лента новостей