25.08.2018 13:46

Разбросанный, неряшливый и серый. А потом появился дом-образец

Разбросанный, неряшливый и серый. А потом появился дом-образец

Встретились, посмотрел эти фотографии, среди них была и эта: действительно – незнакомый мне Челябинск. Кажется, снимок сделан больше века назад, еще до революции 17-го года. Но вот идет трамвай…

— Это нынешняя улица Цвиллинга, трамвай в «кадре» переезжает современную площадь Революции, — говорит Егор Казаков, — снимок датирован 1933-м годом…

Увеличиваем его на экране компьютера, чтобы лучше рассмотреть.

Значит вот эта пустынная широкая улица – нынешний проспект Ленина. Справа белый двухэтажный дом – сейчас на его месте гостиница «Южный Урал».

«С этого дома на площади Революции начинается новый, современный, уже не провинциальный Челябинск, — читаем в книжке «Что посмотреть в Челябинске». И еще – в ней же: «С этого дома начинается новый Челябинск потому, что, в первые годы казавшийся гигантом, он задал городу новую меру, «поднял» его не на одну, а пожалуй, сразу на две-три ступени выше. Поставив этот дом, город заявил о намерении расти, предсказал свое будущее. Все, что будет построено после, должно было иметь ввиду дом-образец, начало начал».

Точнее не скажешь. Все точно, понимаешь значение этого дома на площади, когда смотришь на этот редкий снимок. Удивительно: еще живы люди, кто мальчишками и девчонками ходили по такому вот центру города, как на этой фотографии. В 1933 году родился мой отец, далеко от Урала, в Белоруссии: пройдет много лет, и он с семьей будет жить в том самом «доме на площади», которого еще нет на этом старом снимке…

Если всмотреться, то можно увидеть в кадре - там, где сейчас улица Кирова, белый каменный дом – кинотеатр «Знамя». Тогда здесь тоже был кинотеатр. Здание изначально ‘проектировалось для кинотеатра и является уникальным памятником в стиле «модерн». Кстати, в кадре ему уже больше двадцати лет.

Году в 25-м, а снимок этот 1933-го года, писатель Лидия Сейфуллина назвала Челябинск городом деревянным, разбросанным, неряшливым и серым. Посмотрите еще раз на фотографию, где эти слова писателя словно подпись к ней.

И еще. Известный челябинский книгоиздатель, много лет возглавлявший Южно-Уральское книжное издательство, Александр Афанасьевич Золотов выпустил как-то книжку «Мой Челябинск. Город глазами современников». В ней он собрал высказывания и цитаты людей, известных и оставивших свой след и в истории города и истории страны. Вот несколько отрывков из этого уникального издания, которое легко умещается на ладони.

Шведский композитор и фольклорист Вильгельм Гартвельд написал в своей работе «Каторга и бродяги Сибири» в 1912-м году :

«Мне пришлось побывать почти во всех городах европейской и азиатской России, был я и на Кавказе, но смело ручаюсь, что ни один город не носит такой поразительной и исключительной физиономии, как Челябинск. Если вы читали гениальные рассказы Брет Гарта из жизни и нравов дальнего запада Америки, то вы получите представление о нравах в Челябинске. Это какой-то «вольный город» , для которого закон не писан…»

Еще: «Нравы Челябинска зависят от того, что он является каким-то распределительным пунктом для ссыльных, больше всего уголовных, и что последних собирается в городе до двух тысяч человек. .. Закон каждый носит с собой в кармане в виде «браунинга», так как с наступлением темноты без такого «аргумента» никто на улицу не выходит…» .

В «Историческом вестнике» в 1909-м году российский публицист Анна Нечаева отмечала:

«Челябинск резко отличается от других провинциальных городов тем, что чиновничество в нем не является господствующим классом и не задает тона…Более постоянный класс населения состоит из крупного купечества, мелких торговцев и железнодорожников.

… В Челябинске есть все, но все скороспело, все сделано с горячкой, которая мешала солидно и основательно подумать над делом. Дома растут в Челябинске с быстротой поганых грибов после дождливой погоды , и, конечно, обладают таким же крупным недостатком, то есть все непригодны для жилья и тем не менее берутся нарасхват. Явление это очень понятно и легко объяснимо. Город так быстро растет, потребности так быстро назревают, что их не успевают удовлетворить с надлежащей добросовестностью…»

Другой российский публицист Николай Лендер в 1909 году в «Вестнике Европы» пишет:

«Челябинск – отвратительный городишко. Тут скрещиваются бесчисленные пути Европейской и Азиатской России, мимо Челябинска пролетают сибирские экспрессы, мимо него проходит все переселенческое движение крестьян – но какая жалкая, захолустная и зловонная яма этот Челябинск!».

Такое впечатление производил город на приезжих.

Конечно, многое в жизни города изменилось. Изменилось и его место на Урале и в России. Он давно стал одним из тех городов, про который говорят «опорный край державы».

Но знать, с чего все начиналось, помнить об этом, нужно.

Старый Челябинск красками был запечатлен мало – вряд ли, судя по впечатлениям современников, он мог вдохновить художников взяться за кисти и краски. Тем ценнее те работы, что все же есть и сохранились. Автором работ о старом Челябинске стал Игнатий Лукич Вандышев (1891 – 1964 гг) - один из старейших художников Челябинска, посвятивший свое творчество прошлому города. Репродукции его «Старой Челябы» можно увидеть на крыше Музея Южного Урала, на его смотровой площадке. Увидеть их, а потом посмотреть за реку – на город, каким он стал к своему 280-летнему рубежу.

Источник

Путин виновен в отравлении Скрипалей? Брянский боец Михаил Заяц помог автоинспекторам Украл табун лошадей Жители Брянска выбили у чиновников детскую площадку Власти заметили дыру возле главной лестницы Брянска

Лента новостей